Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Время поверить песням...(с)

00:25 

Барс.
– Как тебя понимать? - Понимать меня необязательно. Обязательно любить и кормить вовремя. (с) Чеширский кот
Мы опять научились дышать
Не гадать друг на друга на кофе.
Ветер видел на звездах наш профиль.
Но сказать не решился. А жаль... (с) Мари


Это лето... Ну что это лето. Оно какое-то несуразное, нелепое, будто случайно сплывшее моей жизни не к месту и не ко времени. Оно как будто не начиналось и не идет. Нет истерического смеха после сданных экзаменов и домашнего вина с одногруппниками, ветер не дует в лицо, а Москва не укутывает теплыми ночами, огоньками, знакомыми только полуночникам, любителям редки трамваев и рассветов на бульварах, лето не бьется в груди, не свистит в ушах, даже не обдает спокойствием. Его как будто и нет. Не то чтобы это была жалоба, я не большой фанат лета, но всегда его жду. Ведь я знаю как это важно, чтобы тебя кто-нибудь ждал. И пусть оно не зашло в этот раз ко мне, может, у кого-то другого ему, лету, лучше. И пусть, мне не обидно, пусть будет как лучше.

Я пишу не только и не столько про людей этого лета сколько про людей этого года. Они такие все разные, их так много.
Начнем с университета. Группа сложилась отличная, очень разношерстная, но хорошая. Там и нежные филологические девушки, тонкие и тихие, и такая же милая, но с озорным, игривым взглядом староста-Юля. Она из тех, кто приятно одевается, имеет отличную, женственную фигуру, любящего молодого человека и ездит вожатой лагерь. Там вдумчивая Ксения, лет на 5 постарше нас, со своими поучениями и замечаниями, с вечной улыбкой, пугающей сначала, но приятной потом. Там и мы с Ванькой, хулиганистые раздолбаи-курильщики, вроде, с мозгами, но как-то все не так) Они хорошие, все хорошие, но сказать, что мы сложились как группа я, к сожалению, не могу. Никуда месте не ходили, лишь иногда частями, особенно к концу года как-то немного расползлись кто куда. Но это первый год, впереди еще три, есть куда стремиться!
Ребята не группы, и даже факультета. Парамонова, чей пост председателя профкома я с незавидно скорбной рожицей приняла, легка на подъем и очень любит себя, хотя ее это, как ни странно, красит. Ребята со Дня Тренингов: Аня-с огнем в глазах, девушка-зажигалка, девушка-секс, более серьезная Мила. Они организаторы-гиганты, да и просто веселые химики-физики.
Ну и, конечно, преподаватели. Это были мои лучшие новые знакомые, что весьма неожиданно. Сначала, конечно, ЮА - великолепные преподаватель, к которому элементарно стыдно не ходить, которому мучительно противно не сдать или не подготовить. Они такая светлая, такая творческая и в правильной степени заботливая. АА - тут, казалось бы, говорить и говорить, но сказать нечего, да и не хочется. Я просто буду надеяться, что она останется моим научником и моя любовь к сложным скорпионам не встанет мне боком. ЮЛ-зав кафедрой, как полагается, сурова и справедлива! Такая маленькая, но устойчивая, яркая и притягивающая, ее хочется слушать и слушаться. В Приемке тоже все какие-то такие правильные, как надо. ВС, ставящий постоянно крутую музыку, ругающий когда надо, но очень собранный и вполне доброжелательный, Денис, который, конечно, крокодил, но крокодил смешной и даже его детский черный юморок в сорок лет его не портит, Андрей, безумно смахивающий на медвежонка и очень приятный. АВ, с который мы по фразам цитировали Ивасей и, наконец, наладили отношения. Вечно ноющий, но абсолютно очаровательный МС в АИСе, с АА. Они все создают какую-то неповторимую атмосферу, в которой просто хочется быть. И быть. И быть...
Разве что, у меня так и не появилось каких-либо более или менее постоянных людей, с которыми просто хорошо, которым я пишу и звоню, которых можно позвать на край света, но еще, надеюсь, не вечер в этом смысле. Начала общаться с Тасей, но что-то мне подсказывает, что это то самое неглубокое и временное, что обычно происходит. Но посмотрим.
Из моих вечных лучших. Крист все никак не получается поймать-поговорить. У нее работа, у меня учеба и родители. Но приятно даже не сколько секунд слышать ее голос в трубке. Такой родной и далекий от всего этого пугающе нового и большого МГУ. Голос у нее обычно уставший, но нежный, и я могу только тихо пожелать в подушку вечером чтобы у нее всегда все было хорошо.
С Лизаветой было как-то очень тяжело, эти отношения давят на меня и даже сейчас, когда все уже совсем закончилось иногда не хватает ее рук на моих скулах и пальцев в волосах, ее вечной в меня веры и частого пульса. Иногда, особенно вечером, так холодно щемит грудь и что-то внутри спрашивает меня, а готова ли я это потерять. Но и это пройдет. Все пройдет.
А больше у меня как-то никого не осталось. Мио с Санти стали как-то бесконечно далеки, как "старые знакомые", про которых ты слышишь, радуешься, если им хорошо, но они не здесь, не в твоей жизни, они отдельно. Школьные знакомые растаяли как снег весной икуда-то тоже разбежались
И вот когда ты остаешься один, не в том тяжелом смысле, который сейчас в такой моде, а просто один. Без надрыва и истерик о том, что тебя никто не любит. Наедине со своим характером, в разумом и мыслями. Ты понимаешь что действительно важно. А важен Город Мастеров. Мой дом, мой самый строгий и любимый воспитатель. Эти люди - ЛА и СН, стали близкими десяткам детей, некоторые из которых уже давно и не дети, другие же только впервые поехали на смену. Они из года в год делают свое нелегкое дело, собирают лагерь по крупицам, вкладывают в буйные головы жизнь, что-то основное, необходимое для дыхания. Что-то, что делает "Балладу о борьбе" и твоей песней тоже, что-то, что заставляет вставать и идти, если упал, что помогает спать спокойно ночью и тебе и совести, что заставляет плакать, слушая песни Никитиных. Плакать светло, с улыбкой и легкой грустью по тем кострам, по тем восхитительным людям, которые останутся с тобой даже если больше уже никого не будет. И ты придешь к ЛА, она тебя обнимет и скажет "Эх, Барсук, коза валдайская, иди пить чай". и жаль только что эти люди так бесконечно далеко и что я очень упала в их глазах за год. Но они, все же, есть. И это немного греет.

Мне снятся сны. Странные, иногда страшные. И пару раз снились безумно нежные и с неожиданными людьми. Там почти не знакомая мне Мари поила меня чаем и читала соленые морские стихи, которые потом заливали и чашку, и кухню и всю планету, а мы с ней неслись по океану и смеялись, звонко-звонко. Там Хаска плела со мной венки из ромашек и говорила, что главное закрыть глаза и ветер тот час подует тебе в лицо, ты вдохнешь и все станет чуть лучше. Там хорошо и светло. Но это, все же, сны.


И еще многое осталось за этими строками. Оно, возможно, выльется из меня однажды и наполнит целую реку памяти, а может так и останется спутанными комочками в голове, кто знает.
На всякий случай, хочу сказать спасибо. Всем.
Я ведь так редко это говорю.

@музыка: Мельница

URL
Комментарии
2015-08-06 в 16:59 

Vealda
Я люблю Profit, а он меня - нет. Полюбит, сцуко!
может, Хаска права?

2015-08-13 в 07:10 

Барс.
– Как тебя понимать? - Понимать меня необязательно. Обязательно любить и кормить вовремя. (с) Чеширский кот
Whybie, дада, вполне возможно!

URL
2015-08-13 в 21:57 

Vealda
Я люблю Profit, а он меня - нет. Полюбит, сцуко!
Барс., сны порой прямым текстом говорят, нежели явь.

мне иногда такая сюжетика снится, что хоть свой сонник пиши

   

главная